Аристократия — демократия

Продолжаем описание стратегий. Следующая вещь – дихотомия «аристократия – демократия». Еще раз напоминаю, посередине, между аристократией и демократией не бывает. Немного оттуда и немного оттуда, это из-за недопонимания, отсутствия опыта типирования и недостаточной способности к самоанализу. А разница есть, и очень наглядная: аристократия занимает свое место в жизни, а демократия соревнуется. И соответственно: аристократ знает — что у других есть другие, их места; а демократ думает — что все соревнуются и хотят быть на первом месте. Это в основе, все остальное следствия и интертипщина.

Я – демократ. Я оцениваю, сравниваю, преувеличиваю, приуменьшаю, могу приврать и люблю похвастаться. Приятное ощущение от «опустить лоха», и самому возвыситься. Я – бест оф зэ бест, а другой – лашара ми кантара. Меряюсь я, с кем-нибудь и чем-нибудь. И всё это происходит в автоматическом режиме, внутри и снаружи. Я могу это не озвучивать, но внутри меряюсь со всеми. И я теперь знаю, что у меня это так, и теперь еще знаю, что это дихотомия и знаю, как бывает на другой стороне.

Пример в тему: соционика в миксе с НЛП – очень круто получается. Знаешь, что находится в самой глубине, на дне сознания. Я много разных тренингов и семинаров посетил, потом сам проводил, очень разное видел. Но, так глубоко и так продумано, так все красиво и логично, только у соционики. В других местах, где можно что-либо узнать про психологию, есть какие-то догадки или личные убеждения преподавателя, а в соционике нет места выдуманным теориям, и не может быть разных мнений на один предмет. В соционике есть только так, как заложено природой. Соционика – это основа психологии.

Могу со всеми помериться, потому что я самый умный и больше всех знаю. Это самый мой любимый замер, это замер первой квадры! Любой человек, который занимается психологией, должен знать соционику, а все остальное использовать, как дополнение к ней. Потому что соционика – это самое начало, это фундамент, на котором растет дерево жизни. Тип человека – это основа всей его жизни.

У аристократов нет замера. Аристократ занимает место. Есть 2 вида аристократов: решительный аристократ сам занимает свое место и других по местам расставляет; и рассудительный аристократ, он получает свое место от жизни. Но и те и другие живут в некоторой системе мест, по принципу артели или семьи. Либо «зарубают» вместе, либо рассуждают вместе. Мы вместе. Аристократ в системе мест имеет свое место, он не оценивает и не сравнивает других, оценка и самооценка это не про них.

Теперь немного об интертипных отношениях, о взаимодействии аристократов и демократов. Например, меня, как демократа, раздражает, когда начинают на место ставить. Вот помериться с таким же демократом как я, это я люблю. А с аристократом бесполезно мериться, у него другая стратегия. Какая-то для него это не нужная тема – замер. Аристократы, они вместе, каждый на своем месте, жизнь живут. А демократы, даже если и вместе, то по сравнению с другими.

Оценка и самооценка – демократия. Заниженная самооценка или завышенная зависит от того, как воспитали в детстве. Демократии тоже 2 вида: веселая и серьезная. Веселая демократия – замер игрушками в детском саду + сколько книжек прочитал. Серьезная демократия – это замер крутизной, бабками, связями, влиянием. В автоматическом режиме. Я со своими замерщиками из «детского сада» очень хорошо время провожу. Попадаются иногда особо упертые и тоже начитанные, типа меня, тогда начинаем спорить, мериться, кто умнее и больше знает. Я думаю, все такое видели. Раньше без подготовки мерился, и бывало — обламывался, неприятно быть померенным вниз. Самооценка страдает. Даже если меня не правильно померили, а я промолчал, то внутри все равно продолжаю меряться. В автоматическом режиме.

Аристократов раздражает хвастовство и понты. Они ставят таких на место, особенно решительные аристократы. Но если демократа поставили на место, то пройдет немного времени и он опять начинает меряться, это автоматизм. У демократов стремление занять первое место, быть лучшим из лучших, самым-самым. Любая информация оценивается. Бывает, общаюсь с аристократом и начинаю меряться, а он не меряется в ответ и даже как-то не интересно становиться.

Есть такое понятие, как социальные нормы, правила поведения и хорошего тона. И не принято у нас меряться. Менталитет российских граждан создан на аристократической основе. Так что далеко не каждый признается, что он меряется, это вроде-как не принято и считается плохим тоном. И, как ни странно, но есть некоторые отличия во внешнем виде. На аристократах одежда лучше сидит, и держаться они как-то аристократично. А, демократы, это немного колхозники, и одежда как-то по-простому висит на теле. Но это следствие.

Какой смысл мы можем извлечь из деления людей по признаку аристократия – демократия. Относительно себя – понять как у меня, относительно других – как бывает наоборот. И строить свое взаимодействие с ними с учетом их признаков, их стратегий. То есть, чтобы замотивировать демократа, нужно померить его вверх. Сказать, что он будет самый лучший, самый крутой, самый умный и т.д. в возвышающей его форме. А для аристократа это пустые слова.

Демократ преувеличивает, выставляет себя в лучшем свете, а других опускает. Аристократ говорит по факту, как было, безоценочно. Я выслушал большое количество теорий по поводу как надо жизнь жить: например, принимать людей такими, как они есть. Хорошая теория, но подходит только аристократам. Демократам, перед тем как принимать человека как есть, нужно его сначала померить: кто он лох или авторитет, кто я по сравнению с ним. После этого можно принять, но потом все равно придется еще раз поремерить.

Демократы уверены, что все оценивают и сравнивают, поэтому аристократы выглядят некоторой загадкой. Аристократ просто занимает свое место, не оценивает других и не сравнивает себя с другими. Он есть такой как есть, а другой – другой, без оценок и сравнения. Я меряюсь за самого умного, это мною движет, хочу все знать. Тот, кто меряется за самого крутого, у того: бабки, работа, квартиры, машины, он к этому стремиться. Аристократ занимает место, решительный сам определяет свое место, а рассудительный удерживает выданную позицию, его жизнь определяет, так складывается. Решительный аристократ мотивируется тем, что ни кто кроме него не сделает это дело, с упором на ответственность. Рассудительный аристократ мотивируется тем, что он нужный и полезный на этом месте.

Эту информацию необходимо использовать на тренингах по командообразованию и мотивации персонала. Вообще, соционика нужна везде: и на работе, и дома, и на отдыхе, и в школе, и т.д.

далее >>>

Добавить комментарий